Меню
12+

Еженедельное общественно-политическое издание «Когалымский вестник»

27.09.2019 10:30 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 77 от 27.09.2019 г.

ПАТРИАРШЕМУ ПОДВОРЬЮ - 20 ЛЕТ

В канун Рождества Пресвятой Богородицы Патриаршее подворье Пюхтицкого монастыря в Когалыме отметило свое двадцатилетие. Представляем вниманию наших читателей интервью с инокиней Натальей — ответственной по социальным связям Подворья

- Мать Наталья, 20 лет — серьезная юбилейная дата для такого молодого города как Когалым. Вы были здесь с самого основания Подворья?

- Простите меня за занудство, но двадцатилетие, строго говоря, не является юбилеем. Юбилей — понятие библейское и означает годовщину кратную пятидесяти. Допустимо еще называть юбилеем годовщину, кратную 25, но 20 лет — это не юбилей. Хотя, конечно, дата круглая, и тянет как на подведение итогов, так и на торжества по ее поводу.

Также не стоит отождествлять основание Подворья и его утверждение. 20 лет назад произошло именно утверждение Подворья — тогда наша матушка Ксения получила из рук Патриарха Указ об утверждении Подворья, Указ о назначении настоятельницей этого Подворья и Устав Подворья. А основано Подворье было годом ранее, когда три сестры Пюхтицкого монастыря прибыли в Когалым.

Я приехала тремя месяцами раньше, чем Подворье было утверждено. Поэтому отвечаю на Ваш невысказанный вопрос — да, я могу от собственных впечатлений говорить обо всем, что здесь происходило с июня 1999 года. И еще о том, что было здесь полмесяца до приезда Святейшего Патриарха Алексия в 1998 году, так как меня прислали тогда подготовить храм к Великому освящению.

- Подготовить храм? Это как?

- Помимо специальных столярных работ по изготовлению престолов и жертвенников требуется еще довольно много работы по пошиву облачений на них и на священные сосуды — а я знала это дело.

- Что запомнилось в первый год жизни здесь?

- Что запомнилось? Работа, работа и работа... Если бы было возможно, то мы не ели бы и не спали — так много требовалось сделать. В любом храме, в первую очередь, надо налаживать регулярную и благоустроенную богослужебную жизнь. У нас для этого было храмовое здание, построенное с большим вкусом, но и все.

Патриарх Алексий, весьма сдержанный в публичных выступлениях, а в личной беседе способный к тонкой иронии, сказал нашей матушке: «Постарайтесь, чтобы храм не был похож на спортзал с иконостасом». В храме практически не было утвари, а в ризнице — облачений. Постепенно мы приобрели резные аналои, киоты и прочую утварь, но первые годы приходилось обходиться каркасными аналоями и столиками, которые для красоты обшивались церковными тканями.

Общецерковный Устав знает семь основных богослужебных цветов, в нашем Пюхтицком используется еще восьмой — темно-зеленый. Представьте, сколько надо было шить! Ведь требовался полный годовой круг облачений не только для храма, но и для священнослужителей, и для священных сосудов, и для престолов и жертвенников.

А прежде все потребное для шитья надо было закупить и доставить из Москвы — думаю, что сторожилы города помнят, каким скудным тогда был ассортимент промтоварных магазинов. Мы и сейчас-то из соображений экономии ткани для ризной везем из Москвы, а тогда у нас и вариантов не имелось.

И это я, естественно, вспоминаю в основном моменты своей работы, а ведь у матушки и других сестер были свои собственные. Кому-то пришлось с нуля освоить бухгалтерское дело, кому-то — научиться звонить в колокола или «поднимать» клирос. Напоминаю, что интернета тогда не было — любая информация добывалась с трудом: ноты, аудиозаписи, уставные книги, а про мастер-классы никто и не слыхал.

- А что такое клирос?

- В узком значении — это место, где во время службы находятся уставщик, регент, канонарх, певчие и чтецы. В более широком — вся совокупность этих церковнослужителей, которые доносят большую часть текстов богослужения до молящихся.

На «большой» земле всегда есть какая-то преемственность в подборе таких кадров, а тут мы бились над решением этой задачи как рыбы об лед — ни регента, ни знающих певчих в городе не было и в помине. По счастью, хоть у нашей матушки и нет музыкального образования, но зато абсолютный слух — она легко заметила блестящие способности Т.Н.Жило, которая сейчас работает преподавателем по вокалу.

Сама Татьяна Николаевна хотя к тому времени уже очень соскучилась по музыкальному делу (напомню, что в 90-е далеко не везде была работа), но как человек исключительно ответственный долго не решалась стать регентом. Однако, два обстоятельства ее все же убедили. Во-первых, ей передал свое благословение и даже Указ о назначении сам Патриарх, а во-вторых, ее не бросили один на один с трудностями — матушка пригласила на Подворье в длительную командировку опытного регента с другого города. Так понемногу создавался наш хор, налаживались регулярные службы — уже через два года мы служили почти ежедневно.

Впрочем, повторюсь: все это лишь эпизоды того нескончаемого труда, хотя и самые яркие.

- То есть главные впечатления тех лет — это усталость?

- Вы знаете — и усталость, и окрыленность! Нельзя было не заметить острой нужды буквально во всем. То есть гражданская-то жизнь «нефтяного» города была замечательно благоустроена, но вот в плане устройства церковной жизни мы просто не знали за что хвататься. Сколько раз вспоминали слова Спасителя о том, что жатвы много, а делателей мало — не передать. И столько же дивились деловой интуиции В.Ю.Алекперова, потому что это именно он оценил предложение Патриарха об открытии в городе монастырского подворья, как крайне жизнеспособного. Все-таки если и в любом деле нельзя недооценивать важность непрерывности традиции, то в деле строительства церковной жизни — тем более.

Случалось, что при полном отсутствии подготовленных помощников опускались руки. Но мы были еще молоды, приехали сюда за святое послушание — это придавало сил, чувство собственной нужности окрыляло. Вот в Москве, например, такого ощущения не было. Там в храмах полно блестящих проповедников, профессиональных певчих и просто ревностных, давно воцерковленных прихожан, способных и готовых помочь и в алтаре, и на колокольне, и на клиросе, и в воскресной школе... Новый человек, желающий потрудиться для храма «во славу Божию» на их фоне был востребован не безусловно. А здесь не было никого, и любое дело, сделанное нами — пусть с ошибками и несовершенством, — но было остро необходимо!

Здесь не было даже такой обязательной составляющей церковной жизни, как церковные бабушки. И хотя их принято критиковать за грубости и суеверия, но лично я могу вспомнить очень много хорошего про тех старушек, которые участвовали в моем воцерквлении 30 лет назад. Они любили богослужение, делились знанием о нем с неофитами, безвозмездно помогали в храмах. А здесь их не было.

Сегодня же прихожан, знающих богослужение и основы веры, немало. Немало их, воцерковленных, и уехало из города. Сперва нас это печалило — вроде, только почувствуешь какую-то общность, а человек уезжает. Но постепенно мы стали смотреть на это, как на благодать учительства — чему-то научишь человека и отпускаешь его со знаниями и умениями в самостоятельную жизнь. И иногда доносится какой-то отголосок — «спасибо, мне пригодилось виденное у вас».

- Приезжали ли на празднование 20-летия те, кто ранее уехал из Когалыма?

- О, да! Игумения Пюхтицкого монастыря Филарета дала нам ценный совет — созвать священнослужителей, служивших здесь все эти годы. Правда, очень жаль, что по болезни не смог приехать отец Сергий Швалев, который начинал богослужения в этом храме еще до утверждения Подворья, и иеромонах Павел, который несет сейчас послушание в Южной Америке. Но других семь священников приехали, и на богослужении сложилась такая праздничная атмосфера, какая бывает, пожалуй, лишь на Пасху и Рождество. От них-то, в первую очередь, мы и услышали много теплых слов о том, как пригодился им опыт, полученный при служении здесь.

- Что-то еще запомнилось?

- Да. Возможно, Вы слышали, что митрополита Сургутского и Ханты-Мансийского Павла назначили окормлять православные приходы на Филиппинах и во Вьетнаме. И приехав к нам в гости на торжества, он привез на службу и рукоположил в пресвитеры (то есть, сделал священником) православного филиппинца. И вот этот-то маленький (филиппинцы низкорослы), смиренный и слегка испуганный отец Моисей заставил нас прослезиться своей благодатностью.

Конечно, при совершении Таинства Священства благодать Божия вообще очень остро ощутима, но здесь был особый случай. Человек обратился с трудным поиском, из народа весьма далекого от Православия, к тому же, сделав уже своего рода карьеру в какой-то протестантской деноминации — он был старшим пастором над десятью общинами. Но мы ничего этого не знали, просто увидели, как он земно поклонился при архиерейской встрече, и слезы навернулись от ощущения близости горнего мира.

- Спасибо, мать Наталья. Очень жаль, что объем газетной статьи не позволяет задать еще множество вопросов — про монашескую жизнь и монастырское хозяйство, про красоту вашей территории... Но может быть получится поговорить об этом в дальнейшем?

- Хорошо бы поговорить об этом, дожив до настоящего юбилея — в 50 лет!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

12