Меню
12+

Еженедельное общественно-политическое издание «Когалымский вестник»

13.01.2017 10:48 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 13.01.2017 г.

СВОЯ ЗЕМЛЯ - САМАЯ ЛУЧШАЯ…

Автор: Алексей Ровенчак.

Фото автора и из архива семьи Русскиных.

В нулевой класс школы-интерната маленьких ханты родители привезли с дальних стойбищ еще в конце лета, чтобы те могли получить среднее образование. Весь декабрь только и разговоров было о том, что из этого самого леса придет какой-то дед с бородой и большим мешком, полным подарков. Маленький Дима Русскин, человек вполне уже «лесной», никак не мог понять, что это за дед такой? Все леса в округе они с семьей объездили — нигде этого деда не встречали… И вот наступил важный день, затаив дыхание ребятня ждет – какой он? Он заходит: «Здравствуйте, дети!», в ответ заученное: «Здравствуй, Дедушка Мороз!». Дед мешок ставит, открывает: «Вот тебе конфетка, печенье, яблочко…» Это было первое яблоко в жизни Димы, его аромат и вкус он запомнит на всю жизнь. Вот тогда-то вместе с ощущением невиданного чуда, с восторженной верой в сказку и Деда Мороза и пришел в жизнь маленьких ханты новый праздник – Новый год. Это потом, позже, Дима понял, что «из лесу» на самом деле «приходит» трудовик Александр Павлович. Но ощущение волшебства от этого не пропало, и каждый год вот уже более 50-ти лет в его семье наряжают елку и встречают Новый год. А случилась эта история в начале 60-х…

Ясный и задорный взгляд у Дмитрия Никитовича Русскина. Встреча с ним переносилась и согласовывалась несколько раз — непросто его поймать, все дела: съезды оленеводов, встречи, конференции, поездки по стойбищам, общественная деятельность… Но наша беседа состоялась, и вот он с теплотой вспоминает былое, радуется, словно дитя, своим давним воспоминаниям, с азартом и трепетом говорит и о родной земле, и о традициях своего народа.

- У нас раньше, честно говоря, праздников не было никаких, за исключением священных, — рассказывает Дмитрий Никитович. — Самые большие священные праздники проводились трижды в год: осенью, под Новый год и весной. Хотя праздником, по сути, была даже встреча двух семей в лесу… Ну представьте, ты несколько недель с семьей бродишь по лесу, и вдруг сосед к тебе в гости «заходит» всем караваном: с семьей, детишками, оленями и даже со своим домом — ну чем не праздник? Мы не праздновали ни дни рождения, ни Новый год. Начало года, кстати, по нашим обычаям выпадало на октябрь — как снег выпал, лед встал — значит, год начался. В это время и проходил один из трех больших священных праздников. Выглядело это примерно так: человек 200-300 ханты со всем своим хозяйством собирались в одном месте. Детвора играла, подростки охотились, а старшие собирались в один чум — в бубен били, шаманили, молились своим богам. Здесь же назначали место и время следующей встречи, а места выбирались священные — их у нас в Югре много!  Время встречи считали по четырехгранной палочке с зарубками — это был наш календарь. День прошел — одну зарубку снимаешь. И все для того, чтобы со всего округа в определенный день люди могли собраться в одном чуме. И так в течение года происходили паломничества по святым местам, местам силы. Мы и 9 Мая всегда отмечаем, уважаем и чтим этот праздник. Мой дед со стороны матери пять лет воевал, всю войну прошел. В 1946 году приехал домой раненый, и через год его не стало…

ИСТОРИЯ РОДА

Сам Дмитрий Никитович Русскин родился в 1959 году здесь, прямо на территории Когалыма, в домике на берегу реки, где сейчас стоит церковь. Отец его, Никита Семенович, в то время начинал работать оленеводом — пошел по стопам деда, первые годы они работали вместе. Прадед Иван Сперитонович носил фамилию Рысскин и был родом из Югана. В деревне Русскинская, куда он приехал, в 30-е годы было большое стойбище, через которое с Севера ненцы, манси ездили в Сургут за товаром и продуктами. Когда советская власть пришла, он вступил в партию, 10 лет работал председателем, принимал ягоду, пушнину, рыбу, мясо. Все это складировалось, а затем на оленях караванами перевозилось в Сургут. Потом появились государственные стада — семь или восемь по 700-800 голов, там и работал отец Дмитрия Никитовича. 

- Когда я родился, очень много людей жило здесь, в этих районах, — вспоминает Русскин. — Здесь большой ягельник был, дров больше. В те времена кочевая жизнь была. Сегодня — здесь, завтра – там, в те времена все свободно было, где снег растаял, там лето и провел.  С 12 лет я начал охотиться. Дед подарил ружье, не на день рождения, а просто увидел во мне охотника. Я тогда учился в пятом классе. Для любого мужчины это стало бы большим жизненным событием, но для ханты это символичное признание мужества, свидетельство того, что ты добытчик, защитник своего рода и хозяин бескрайнего простора Югорской земли.

Интересно было — белковали, на охоту ходили, старикам на рыбалке ручей топтать помогали, неводом рыбачили… Осенью выезжали на охоту, кочевали семьями до Ноябрьска, в западную часть, где Холмогоры. В те времена далеко не надо было ездить. Немножко отъехал — и тут уже все: и дикие олени, и лоси, и дичь всякая. Поэтому сдавали и рыбу, и пушнину, и мясо. Как только дичи становилось меньше, ягель истоптали олени — в другое место переезжали. За год таких новоселий могло быть и 50, и больше.

Сейчас другая жизнь пошла — ехать некуда, охотиться некогда. Все в основном в избушках живут, имеют генераторы, свет, электричество, бураны, компьютеры, телефоны. Сейчас уже никто никуда не кочует. Живем оседло в одном месте… И молодежь так же, они даже не знают, как кочевать, как оленя поймать, с какой стороны к нему подходить.  Очень важно восстановить, сохранить эти исчезающие традиции!

В 1977 году Дмитрий Никитович уехал на Северно-Кочевское к тетке, где сейчас большое месторождение. Там женился, а в 1992 году окончательно обосновался в районе Повховского месторождения. На сегодняшний день семья Дмитрия Никитовича – это жена Зоя Алексеевна, сын Анатолий и дочь Наталья. Его хозяйство – больше ста голов оленей.

- Место, — говорит Дмитрий Никитович, — хорошее, рыба еще есть, года два еще жить можно, а потом переезжать придется — ягель олени стаптывают, с разных сторон давят кусты дороги. Я скучаю по тем временам, когда был сам себе хозяин. Времени хватало на то, чтобы никуда не торопиться. Все было предельно ясно и понятно, а сейчас ритм жизни иной — все по расписанию, все некогда. Но такова дань времени…

 СПАСЕНИЕ ЮГРЫ

Действительно, у Дмитрия Никитовича каждый день расписан наперед. И немалую часть времени отнимает у него общественная деятельность. Он, как никто, понимает важность сохранения традиционных промыслов, распространения опыта развития частного оленеводства, особенно среди хантыйской молодежи.

Ведь несмотря на то, что в последние десятилетия просторы Югры покрылись кустовыми площадками и нитками трубопроводов, по-прежнему хозяином этой земли является ее коренной житель. А в Югре оленевод является объектом пристального внимания.

- Организация «Спасение Югры» региональная, окружная, — рассказывает о своей работе Дмитрий Никитович. – С 2009 года я являюсь председателем ее когалымского городского отделения, а работа наша в целом направлена на представление и защиту интересов коренных малочисленных народов Севера. Три-четрыре раза в год в разных городах России и зарубежья проходят встречи, конференции, где обсуждаются и решаются проблемы коренного населения. Это, конечно, большой и ответственный труд, а планы у организации масштабные, но реализовать мы их сможем только при поддержке государства, правительства округа и, конечно, недропользователей. Кстати, ярким примером успешного сотрудничества городских властей, нефтяников и оленеводов является ставший уже традиционным для Когалыма День оленевода, вызывающий большой интерес у горожан и гостей города. Этот праздник дает представление о быте, нелегком труде и традициях коренных народов Севера.

НЕ НУЖЕН МНЕ БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ…

О необходимости сотрудничества с властями Дмитрий Никитович знает не понаслышке — есть с чем сравнивать. Был в Германии, Америке, Канаде, в мае 2016 года летал в Нью-Йорк на 15-ую сессию ООН. Показателен в этом отношении опыт поездки в Финляндию, где коренные народы уже утратили традиции предков — 50 лет на оленях не ездят:

- Просят прислать несколько семей, чтобы научить делать нарты, обучить оленей. Это поразительно, ведь там даже у президента есть олени, любое блюдо — все из оленя: куртки, обувь — все из оленьих шкур. А вот традиции потеряли, а этого никак нельзя допускать!

В конце беседы не могу удержаться и спрашиваю Дмитрия Никитовича, правда ли, что в переводе с языка ханты слово «когалым» означает «гиблое место»?

- Если бы гиблое было, тут ханты бы не жили, — смеется наш герой. – Тут, наоборот, самые хорошие места. Да и вообще, своя земля — самая лучшая!

А для Дмитрия Никитовича своя земля — это место, где гармонично уживаются традиции прошлого и настоящего, где бережно хранят память предков и память о героях Великой Отечественной войны. Ежегодно 31 декабря вся семья дружно собирается за новогодним столом, чтобы загадать заветные желания, а Дед Мороз обязательно приносит им сказочные подарки!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

46